Жоржу Брассансу сегодня исполнилось бы 95

Вот он поет песни любимого Трене (вероятно у Трене было что-то вроде бенефиса), при этом удивительно, насколько у них диаметрально противоположная исполнительская манера.

https://youtu.be/XRXJyw200TI

А вот новый "biopic" сняли, может даже стоит посмотреть - хотя бы ради атмосферы довоенной Франции, добрые люди целиком залили на ю-тьюб.

https://youtu.be/lyKDaTiHAqQ

Занятно, что auvergnat для меня до сих пор хранит легкий налет официоза (вот бы Брассанс удивился) - благодаря советской французской спецшколе, в которой воспевание ужасов капитала пришлось как нельзя кстати (кажется распевалось грозным гражданственным хором). А весь остальной Брассанс начался с магазина 19 октября и светлой памяти Марка Фрейдкина, который давал моим университетским друзьям списывать игравшие у него там записи. И когда я слышу 19 октября - я всегда в первую очередь думаю Фрейдкине (идеальном трансляторе Брассанса в русскязычном мире), а вовсе не о Пушкине.

Вчера был день рожденья tarzanissimo

Думала я об этом много, а написать ничего не успела.
Пусть будет фотография того, что он любил.

2006-02-28 Шартрский собор, вход кот

* * *

А когда пятипалый разлапистый лист платана
За берёзу не смог уцепиться, ему
Только и оставалось, наподобие параплана,
Над газоном долго бесцельно кружиться, и тьму
Желтизной безнадёжно расталкивать —
Этот солнечный осколок лета
Прошуршал по крыше тёмно-синей машины,
Несколько раз то вниз, то вверх по бортам, —
И под колесо —
И остался там…

Почта, на которую не будет ответа.

Василий Бетаки
23 ноября 2009

Помним, любим.

Летние радости Ораниенбаума 1870х

Не могу удержаться, продолжаю цитировать Бенуа http://flibusta.is/b/343024/read

"В детстве меня ожидали разные специальные приманки в Ораниенбауме. Почему-то там я получал шишки с превкусными орешками, похожими на те итальянские пиньоли, которые у нас ставились на стол на больших обедах, там же откуда-то доставались крошечные райские, или китайские, яблочки, которые не отличались большой сладостью, но которыми я все же объедался, веря, что они действительно — из рая…

...Другие достопримечательности Ораниенбаума меня в детстве не касались, зато трепет мой усиливался, когда, миновав дворец, мы выезжали в густые еловые леса, расположенные на много верст вокруг Ораниенбаума и пребывавшие тогда в совершенной дикости. О, как дивно в них пахло, особенно под вечер, нагревшейся за день хвоей. Какая поэзия леса была в них «отчетливо выражена». Обыкновенно среди леса коляски нашего пикника останавливались, седоки разбредались по рыхлым мхам в поисках грибов или черники, а прислуга располагала под деревьями скатерти, самовар, посуду и закуски. Но я боялся углубляться в неведомую чащу, благоразумнее было оставаться около мамы; мне казалось, что стоило мне удалиться на двадцать шагов, как меня схватил бы притаившийся за деревом волк или я увидел бы вдали медведя. Несколько раз даже казалось, что я и впрямь вижу чернобурого мишку, тогда как то были только поднятые корни поваленных ветром деревьев. Вблизи такая поднявшаяся на сажень или на две обросшая мхом корчага казалась разинутой пастью, зловещая чернота зияла под ней, и, как змеи, свисали тонкие отростки. Зато какое милое, безмятежное наслаждение доставляло мне собирание (точнее, съедание на месте) ягод, мириадами красневших, черневших и синевших всюду под ногами. Их было так много, что, не двигаясь с места, можно было наесться до отвала, стоило только нагибаться и класть ягоду за ягодой в рот, а мне в то время и нагибаться-то особенно не приходилось. Дивное удовольствие я испытывал, запихав за щеку десять-пятнадцать разных душистых ягод земляники, черники и голубицы и устраивая у себя во рту из них превкусную кашку — маседуан."

За покупками в СПб в 1870х

Александр Бенуа. Воспоминания

Другим фаворитом мамы (Камиллы Кавос) на рынке был ютившийся в погребном помещении (под помянутым сводчатым ходом) зеленщик Яков Фёдорович. В этой лавке, с её почти всегда на улицу отворенной дверью, зимой стояла стужа, а хозяин, дабы не замерзнуть, вынужден был непрестанно потчеваться чаем. Три проворных мальчика шмыгали, как крысы, принимая отрывистые приказания, снимали со своих мест товары, укладывали, вешали, завертывали, то и дело приговаривая: «Ещё чего не прикажете?» Если у Васильева пахло чем-то пряным, заморским, далёким, то здесь пахло своим: лесами, огородами, травой, дичью. Здесь вас встречала при входе висящая оленья туша в своей бархатистой коричневой шкуре, здесь кучками, отливая бурыми перышками, лежали рябчики, тетерки, а среди них красовался чёрный с синим отливом глухарь. А сколько ещё всякой живности было вперемежку со всевозможными произрастаниями, начиная с едва пустившего тоненькие побеги кресс-салата в аппетитных миниатюрных, выложенных ватой корзиночках, кончая морковью, репой, свеклой и луком. У Якова Фёдоровича была довольно-таки жуликоватая физиономия, но я сомневаюсь, чтобы он дерзал надувать госпожу Бенуа, — уж больно ценилась такая покупательница, уж больно она сама во всё входила, всё самолично проверяла. От Васильева закупленный товар присылался; из зеленной огромную корзину тащил прямо за нами один из мальчиков, и делал он это с удовольствием, ибо знал, что получит целый двугривенный на чай.

Всего, впрочем, про Литовский рынок не перескажешь, хоть и соблазнительно было бы в воображении проникнуть в мучной лабаз, учреждение довольно унылое, где хозяин был неимоверной тучности, но где мне нравилось то, как медными совочками черпаются из мешков крупы для моих любимых каш: ячменной, смоленской, пшенной, гречневой, манной и ими заполняются с потрясающей сноровкой свернутые из бумаги фунтики. Здесь опять-таки удивительно тонко, солидно и сдобно пахло, вызывая в представлении поля, мельницы, печи с хлебами и пирогами. Впрочем, больше всего из запахов я, пожалуй, любил те, которыми была напитана колбасная и самая простецкая из всех лавок — мелочная. Но тут я уж отступаю от принятой топографической системы, ибо «наша» колбасная лежала на углу Екатерингофского и Вознесенского проспектов, тогда как «наша» мелочная, принадлежавшая торговцу Ключкину, занимала с незапамятных времен угловое помещение в первом этаже самого дома Бенуа. Запах колбасной — интернационального характера. Так же вкусно пахнет всюду, где торгуют всякими наперцованными и копчеными изделиями из свинины — будь то в России, во Франции или в Германии. Но запах русской мелочной нечто нигде больше не встречающееся, и получался он от комбинации массы только что выпеченных чёрных и ситных хлебов с запахами простонародных солений — плававших в рассоле огурцов, груздей, рыжиков, а также кое-какой сушеной и вяленой рыбы. Замечательный, ни с чем не сравнимый это был дух, да и какая же это была вообще полезная в разных смыслах лавочка; чего только нельзя было в ней найти, и как дешево, как аппетитно в своей простоте сервировано. Однако закупать в мелочной лавке мамочке не нужно было — туда посылалась Степанида, которая в лавку проникала не с улицы, а со двора — по-домашнему.

Отсюда http://chetvergvecher.livejournal.com/1384347.html там еще очень много про маму и ее подругу-смолянку.

Николай Алексеевич Федоров

Дорогой Николай Алексеевич! Спасибо Вам за все. Не могу найти замечательную фотографию с древнеримского обеда, где Вы в лавровом венке и смеетесь. А другие фотографии оттуда почему-то осыпались с компьютера - превьюшки есть, а открываю - все черное, что ж, неудивительно в такой день. Поэтому фотография неизвестно откуда, знаю только что 1996 года, надеюсь, ее автор не обидится. Я так рада, что дозвонилась Вам в этом апреле и услышала Ваш голос. Прощайте. Vae Linguae Latinae Rutheniae. Vae nobis miseris magistro amatissimo expertibus.

UPD Вот та фотография, конечно, по памяти она была еще лучше.

NAFedorovRomanDinner


Collapse )

Древнеримская кухня и стереотипы

Друзья, кто еще здесь бывает, а накидайте в комменты сюда пожалуйста, первое, что приходит в голову при словах "древнеримская кухня", я тут взялась рассматривать наши базовые стереотипы на эту тему, так как хочется понять откуда ноги растут и пр. Чуть позже расскажу про свои :-)
Большое спасибо.

ЛЕТЕНЬ

Повеял летний ветерок;
Не дуновенье — легкий вздох,
Блаженный вздох отдохновенья.
Вздохнул и лег вдали дорог
На травы, на древесный мох
И вновь повеет на мгновенье.
Не слишком наша речь бедна,
В ней все имеет имена,
Да не одно: и «лед» и «ледень»,
А ветерок, что в летний час
Дыханьем юга нежит нас,
Когда-то назывался «летень».

Декабрь 1971
Мария Петровых

Поговорим о шоколадных пирогах (по следам беседы в фб)

Какой ваш самый любимый шоколадный пирог?

В детстве я умела печь только один самый простой сладкий пирог, откуда-то взявшийся в нашей раньше никогда толком не интересовавшейся готовкой семье. Возможно тульский, как и семейные корни. Кусочек растопленного масла, одно яйцо, по стакану сахара (я уже кладу меньше), сметаны и муки плюс четверть чайной ложки соды. Бабушка пекла его на даче в открывавшейся со страшным скрежетом электрической печке на два маленьких противня – с черникой, малиной, черным сладким крыжовником-негусом, гораздо реже с клубникой или яблоками, и надо было тщательно следить, чтобы пироги не подгорели и периодически менять их местами, переставляя нижний наверх, а верхий вниз. Зимой существовал вариант с изюмом, грецкими орехами и иногда домашними апельсиновыми цукатами.

Однажды я рискнула добавить в тесто какао, пирог получился резиновый и больше я так не экспериментировала. Зато попыталась на Хэллоуин для подруг-одноклассниц сделать шоколадный бисквит по советскому кондитеру Кенгису (опуская по ходу мало понятные мне детали процесса типа водяной бани). Когда запахло горелым, я после нескольких судорожных манипуляций с фольгой и понижением температуры извлекла из духовки каменную почерневшую воронку... Зато мама делала мне по большим праздникам полосатый черно-белый торт «Мишка» на сметанных коржах с какао и без, сметанным кремом и шоколадной глазурью, и это было самое любимое.

В старших классах, благодаря серии Good Cook (ака Хорошая Кухня) и тлетворному влиянию Запада, обнаружилось, что чтобы приготовить приличный шоколадный пирог зачастую достаточно делать тесто на растопленном шоколаде Collapse )

Старомодный английский тминный кекс seed-cake (к мадере и прочим напиткам)

“I don’t mind some cake - seed-cake, if you have any.” “Lots!” Bilbo found himself answering, to his own surprise; and he found himself scuttling off to a pantry to fetch two beautiful round seed-cakes which he had baked that afternoon for his after-supper morsel.

seed-cake

Благодаря сообществу http://gotovim-vmeste2.livejournal.com и раунду по Толкину и Гарри Поттеру сбылась мечта тридцатилетней давности, и я наконец-то испека тминный кекс, упоминаемый в "Хоббите". В современной Англии тминный кекс днем с огнем не найдешь, так что настоящий раритет, ну и приличный рецепт он Найджела Слейтера отыскался (главное, как выясняется, не переборщить с тмином).
http://www.theguardian.com/lifeandstyle/2010/may/02/nigel-slater-classic-recipe-seed-cake Collapse )